От редакции Журналы Новости Выставки Фирмы Статьи Видео Фотогалерея Услуги Подписка
  • ПАЛЬТО В МОДНОМ СТИЛЕ
<<<к списку

Удивительные метаморфозы происходят иногда с вещами, которые мы носим. Некоторые входят в моду и остаются в ней на долгие десятилетия, ни на полгода не покидая избранную площадку. Другие, как хвостик Иа, окунаемый им в горшочек, то входят, то выходят.
Вот и пальто: казалось, про них вообще забыли, совершенно почти заместили куртками, плащами, пуховиками всех мастей, дублёнками, шубами.
Конечно, это не означало, что пальто совсем исчезло из наших гардеробов, нет! У многих они висели в шкафу, кто-то и не переставал их носить, но они отсутствовали в модных трендах.
И вот, летний показ в Милане заявил: пальто утвердились как элемент модного тренда! Теперь пальто — обязательная трендовая вещь этого сезона.
Летняя неделя в Милане указала нам на два основных направления, по которым будет развиваться мода на пальто в предстоящем сезоне. Эти направления немного парадоксальны, потому что совершенно несхожи.
Стиль 20-ых годов прошлого столетия и 60-ых. Мягкие линии — и острые углы. Мешковатый крой — и чёткая геометрия в нём. Натуральные, качественные ткани — и сплошной «пластик», открытый в 60-е. Длинные нити жемчуга — и треугольные пластмассовые серьги.
Гениален будет тот человек, которому удастся совместить это в одном образе! Но если таких талантов нет, то лучше и не пытаться!
Очень многим людям интересно бывает узнать об истории вещей, которые мы носим. Носим, не задумы­ваясь об их происхождении, «родо­словной», об их судьбе и линии жизни.
Представляя себе женщину, оде­тую элегантно по осенней погоде, мы наверняка вообразим женщину в паль­то. А между тем, пальто, как и брюки, свитера, пиджаки, сапоги и многое другое женщины позаимствовали из мужского гардероба!
Когда рассматриваешь старые фотографии или картины, на которых изображены женщины в непогоду или в просто в холодное время года, видишь, что пальто, как такового на них нет. Почему-то всегда думалось, что это причуда художника или фото­графа, так называемый по­становочный кадр. Ну, чтобы пол­нее и подробнее показать фигуру, платье, выразить через фасон одежды при­надлежность к определённому со­сло­вию, отразить эпоху, настроение — ведь это передаётся именно через детали.
Оказалось, что до самой поры и во вре­мя её, когда женщины носили кри­­нолины и турнюры, пальто было муж­ской одеждой. Женщины носи­ли на­кид­ки, плащи, жакетки, ман­то, горжетки. К мужскому пальто жен­щины оборотили взгляд, когда одеж­да начала упрощаться: юбки из пышных и многослойных сделались привычными сегодняшнему взгляду, плоскими, и в один слой ткани, исчез­ли корсеты, платья стали короче. В общем, считается, что до XIX века паль­то у женщин не было. Первое паль­то, которое женщины переделали под себя, был редингот — длинное и прилегаю­щее английское пальто на пуго­вицах, с пелериной и высоким ворот­ником. Этот фасон жив до сих пор, — правда, иногда он «теряет» пеле­рину, но название «редингот» сохраняется.
Несмотря на то, что всё разнообразие силуэтов сводится к трём видам — прямой, приталенный и трапециевидный — пальто всё-таки разные, и разность эта достигается за счёт деталей и их комбинаций.
В XIX веке существовал милый обычай давать фасонам пальто имена собственные. Обычно это были имена людей, которые носили определённый фасон или сами его выдумали, или для них специально сшили; географические названия, откуда пошла мода на фасон, и даже имена литературных героев.
Самые известные до сих пор названия фасонов:
РЕГЛАН — это фамилия английского лорда. Особенность фасона Реглан знают все: рукава пальто кроятся вместе с плечом. Теперь это название применяют к крою рукава, говорят «рукава-реглан», и кроится такой рукав на любой одежде — на платье, блузке, но когда-то это было только пальто.
ТАЛЬОНИ — имя известной в своё время танцовщицы. Фасон пальто: длина до колен, узкие рукава и бархатный воротник. У этого фасона тоже бывают своеобразные трансформации, но они никогда не касаются воротника. Всё, что недлинное, но с бархатным воротником, называют Тальони.
ОЛЬСТЕР — город в Ирландии. Пальто такого фасона всегда дву­борт­­­ное, длинное, сшитое из толсто­­го грубо­го сукна, с высоко застёги­ваю­щимся воротником, с хлястиком и очень часто его носят с поясом. Своё на­зва­ние по имени города фа­сон получил от ткани «бобрик», кото­рую производили мануфактуры в Ольстере, именно для пошива такого пальто.
ПОМПАДУР — кто же не знает маркизу Помпадур, любовницу короля Людовика XV? Одежда под таким названием — это летнее дамское пальто из узорчатой ткани. Маркиза была законодательницей мод во Франции с 1745 года. Высокие причёски, высокие каблуки, платья из ткани в мелкие голубые и розовые букетики — всё это в ту пору носили по всей Европе, включая Москву, с её подачи. Когда век спустя возник фасон пальто из узорчатой ткани, моментальная ассоциация с маркизой дала ему название.
КАРРИК — а это имя английского актёра и драматурга Дэвида Гаррика. На пальто его имени присутствует множество воротников, каскадом нисходящих вниз, имитирующих пелерины. Время от времени, с большим промежутком, такие пальто входят в моду.
ЧЕСТЕРФИЛД — блестящий английский дипломат, опытный разведчик, талантливый оратор лорд Честерфилд был маниакальным приверженцем этикета и очень любил носить сюртуки. Но в одном сюртуке без верхней, широкой по тогдашней моде одежде на улицах появляться было не столько холодно, сколько неприлично. И однажды он заказал себе у портного однобортное, с потайной застёжкой, с косыми карманами пальто, похожее на длинный пиджак, такое же плотно облегающее и элегантное. Новый фасон очень быстро прижился, а чёрный бархатный воротник на Честерфилде появился потом, в годы французской революции как знак сочувствия аристократии к казнённым.
ЛАЛЛА РУК — имя героини поэмы англо-ирландского поэта Томаса Мура. «Лалла Рук» — чудесная история с кипящими восточными страстями и со счастливым концом, некогда обретшая невероятную популярность не только в Англии, но и в континентальной Европе. Неудивительно, что пальто из светлого сукна, с расширяющимися книзу рукавами и украшенное контрастными узорами, часто выполненными из цветного шнура, назвали именем героини поэмы, которая, как бы сейчас сказали, «звучала из каждого утюга».
МАКИНТОШ — поначалу это был плащ, который создал шотландский химик Чарльз Макинтош, из непро­мо­каемой ткани с пропиткой латексом каучука, потом было создано лёгкое пальто, строго повторяющее силуэт плаща: прямой покрой, с небольшим отложным воротником, с обязательной шлицей на спине, супатной застёжкой и прорезными карманами-листочками, расположенными наклонно. Пояс и паты на рукавах обязательно имеют пряжки.
ДАФЛКОТ — пальто ? длины, сши­тое английским портным из бель­гий­ской шерсти дафл. Ткань была очень плотная, ворсистая, влага не впиты­валась совершенно, она просто ска­тывалась с сукна. Объёмный капюшон, застёжка костяная или деревянная, вдевается в нашитые петли, а не продевается в прорези. Дафлкот считается частью формы английских моряков, потому что был обмун­ди­рованием во время войны. Позже он перекочевал в мирную жизнь.
Этот милый обычай — давать фасонам пальто имена собственные — похоже, канул в прошлое. Модельеры и просто заинтересованные в нужной модели люди шли, как первопроходцы, производя почти революцию в одежде, создавая новый фасон. На наш век достался удел синтеза, когда на хорошо проработанной базе создаются просто направления.
Таким направлением и будет считаться мода 20-ых.
Мода 20-ых годов XX века неразрывно связана с историей планеты, с развитием событий.
Коко Шанель говорила:
«Мода живёт не только в платьях, мода витает в воздухе, её приносит ветер, мы предчувствуем её, дышим ею, она в небе и на земле, она неотделима от людей, нравов, событий».
В литературе и публицистике, описывающих то время, постоянно встречаются сочные эпитеты: «безумные двадцатые», «золотые двадцатые», «ревущие двадцатые», «эпоха джаза», «эпоха немого кино» и ещё много других. Углубляясь в материал, понимаешь, что и такие насыщенные определения бедны относительно той жизни, которую прожили наши предшественники.
А всё началось с Первой мировой войны. Мужчины ушли на фронт, в тылу остались женщины, которым пришлось заняться мужскими делами. Женщины работали на фабриках и заводах, в депо, в госпиталях ухажи­вали за ранеными, рыли траншеи, замещали своих мужей и братьев, работая шофёрами, пожарными, полицейскими. Привычные в обиходе корсеты и кринолины совершенно не годились для подобной работы, поэтому от них пришлось избавиться.
Нам, ныне живущим потомкам тех, кто пережил уже и Вторую мировую войну, для которых социальная женщина — норма, наверное, трудно представить тот накал страстей и общественный подъём в европейском обществе тех лет. К тому же, в истории нашей страны случившаяся революция 17-го года совсем вытеснила Первую мировую войну. Эти события стоят рядом, и последовавшие за революцией Гражданская война, разруха и голод как бы отделили нас от европейских событий тех лет.
Тем не менее, русский вклад в развитие моды 20-ых тоже есть.
Но вернёмся в Европу. Война сильно изменила женское мировоззрение. Изменившись внутренне, женщина не могла не поменяться и внешне. В прошлом осталась не только беззаботная довоенная жизнь, но и многие её приметы. Пышные платья, замысловатые причёски, вычурные шляпы — женщины выбрали удобную для себя модель существования, сократив материал на одежду, укоротив длину платьев и обрезав волосы. Изменилась психология женщин, соответственно — и манера поведения. Женщины начали активно заниматься спортом и наравне с мужчинами участвовать в спортивных состязаниях, в ралли, освоили штурвал самолёта. Эмансипированные женщины не только остригли волосы и закурили сигареты, они активно вторглись в мужской мир и в области одежды, позаимствовав оттуда брюки, рабочие и водительские комбинезоны, лётные куртки и, конечно же, пальто.
Тренчкот — траншейное пальто, разработанное гениальным Томасом Бёрберри для британской армии, воевавшей в Первой мировой войне, пошитое из водонепроницаемого габардина, женщины носили не только во время войны, но и после неё. Модель тренчкот носят и по сей день.
Надо отметить, что женщины вторг­лись в мужской мир и остались в нём не из-за вздорного характера, это втор­жение продиктовала историческая необходимость. С фронта не вернулось очень много мужей и братьев, а сре­ди вернувшихся оказалось много инвали­дов, не способных больше к работе.
Историки моды до сих пор не при­шли к единому мнению, что именно породило знаменитый стиль «а ля гар­сон»: то ли нашумевший роман французского автора, выпущенный в 1921 году под одноимённым названием, то ли буйство фантазии мадемуазель Шанель.
Думается, что к рождению стиля «гарсон» руку приложила прежде всего история, а креативные люди, к числу которых, несомненно, относятся и писатели, и кутюрье, очень тонко чувствуют изменения во времени и отражают их по мере своего таланта, давая им соответствующие названия.
В 20-е годы прошлого столетия женщины начали не только активно замещать мужчин на их традиционно рабочих местах, но и очень быстро социализироваться, то есть, не только выполнять обязанности, но и иметь права участвовать в общественных делах и самой определять образ своей собственной жизни.
В США в 20-ом году женщины полу­чи­ли право голоса на выборах, и в том же году Конгресс США принял закон о запрете продажи алкоголя. В Америке стали появляться нелегальные пи­тей­ные ночные клубы, куда люди при­ходили выпить и потан­це­вать, по­слушать новую волну в музы­ке — негритянские джаз-бэнды. Ещё десять лет назад невозможно было даже представить, чтобы приличная женщина могла позволить себе такое — ходить ночью в клуб с мужчинами, чтобы просто выпить, потанцевать и послушать нечто такое, что и музыкой поначалу отказывались называть! Бы­тует мнение, что современный обычай вести ночную жизнь и «тусоваться» по клубам, пошёл именно из Америки 20-ых годов.
Напряжение, возникшее в обществе в связи с войной, постепенно отступало, и ему на смену приходили обычные повседневные дела, в которых оказалось достаточно пространства для новой женщины — спорт, отдых, развлечения. Она это заслужила!
Синематограф, дансинги, модные салоны, модные магазины и журналы — индустрия моды еле поспевала за быстрыми, энергичными послевоенными женщинами!
Двадцатые годы прошлого столетия — уникальное явление в развитии моды. Быстрые, срочные, необходимые в жизни потребности — и сиюминутный отклик модельеров на них. Причём, потребностей было много и очень разноплановых.
Социальные различия в ту пору сде­лались более размыты и менее значи­мы — и кутюрье «вспомнили» о таком материале, как трикотаж, из которого изготовлялись ещё в XIX веке чулки, бельё, платье для про­столюдинов. Пластичность и «всеяд­ность» трикотажа позволили обеспечить зарождающийся культ молодости и повальное увлечение спор­том всей необходимой для этих целей одеждой. Из трикотажа начали изготавливать всё, от купальников до пальто, поэтому сегодня наличием во всех видах одежды трикотажных изделий мы обязаны «сумасшедшим 20-ым».
Стиль «гарсон» или «флапперс», что, в общем-то, одно и то же и означает мужскую направленность в стиле, в котором работала несравненная Коко Шанель, был не единственным в те годы. Трудно теперь судить, составляла ли Мадлен Вионне кон­ку­ренцию Габриэль Шанель, но ей удавалось создавать модели, не отступая от общей направленности, заданной Шанель. Только её модели были совершенно женственными, мягкими, хотя и сохраняли стреми­тельные линии и удобство, которое так боготворила Коко.
 Женщина всегда остаётся женщиной, даже эмансипированная, поэтому любимой одеждой по-прежнему оставались платья, юбки и блузки, костюмы, пальто — но только выполненные в уже новой стилистике.
Самый яркий элемент моды 20-ых — это, безусловно шляпка «клош», что в переводе с французского означает колокол. Создала этот шедевр Каролин Ребо, и она настолько органично до­пол­нила своей шляпкой стиль тех лет, что не понятно, почему шляпка называется не именем своего автора. Шляпку изготовляли из совершенно разных материалов: из бархата, войло­ка, атласа, соломки (летние клош) и даже из конского волоса. Значимость клош была так велика, что специально под эту шляпку стилисты разработали стрижки, идеально сочетающиеся с ней.
Модная линия пальто в те годы — прямая, сужающаяся книзу, с воротником шалью или маленьким круглым, застёгивающимся на горле. Воротник оторочен мехом, полы пальто и рукава — тоже.
Обувь носили в виде изящных туфелек на небольшом каблуке и обязательная модная деталь — перепонка. По сезону надевали небольшие ботики, в конце двадцатых в моду вошли сапоги «а ля рюс».
Непременным шиком для совсем молодых модниц были шотландские гетры и — что сегодня кажется таким странным! — трафареты на чулках. Трафарет мог выглядеть как угодно: это могли быть чьи-нибудь портреты, аутентичные или ориентальные узоры, поперечные полосы — прямые линии, волнообразные, зигзагообразные, пунктирные, всё вперемежку.
Претерпели изменения и вечерние наряды. Они повторили силуэты дневных платьев — свободные, мягкие, с заниженной талией — только модельеры добавили в эти силуэты больше свободы, открыв спину, на кото­рой часто красовались эффектные украшения. Вырезы спереди тоже при­сутствовали, иногда обнажали одно плечо. Модными были вечерние наряды на бретельках. Украшали вечерние на­ряды самым разнообразным обра­зом: шлейфы, косые воланы, ассиметричные складки, пояса-шали, завя­зан­ные на линии заниженной талии, которые зачастую сами пред­став­ляли шедевр отделочного искусства.
Обязательным атрибутом вечернего наряда было пальто, которое шилось из той же ткани, что и платье, и накиды­валось сверху. По своему виду оно, конеч­но, меньше всего напоминало пальто, но сшито было по всем прави­лам — с рукавами, карманами, часто с воротником. Воротник мог быть отде­лан бисером, шитьём, вышивкой и повторять какую-нибудь отделанную деталь платья.
Ткани для вечерних нарядов брали отличные от дневных. Наряды шили из лёгких, струящихся тканей, способных создавать эффект движения. Очень модной в ту пору была отделка вечерних платьев длинной бахромой — ведь во время танца она так волнительно колышется! Отличным дополнением для вечерних нарядов были длинные бусы и длинные серьги, перья, бисер, блёстки и вышивка, аппликация и драпировка.
Рассматривая стиль и линии кроя платьев, буйство фантазии в драпировке и украшениях, уместно будет вспомнить о русском следе в моде 20-ых.
В 20-ых годах зародился стиль Ар-деко, обязанный своим появлением Русским сезонам Сергея Дягилева — регулярным гастролям русского балета. Костюмы и декорации, созданные по эскизам Льва Бакста и Александра Бенуа (и не только по их эскизам, в ту пору в театре работало очень много талантливейших русских художников), просто потрясли и очаровали парижан своими нестандартными решениями в цвете, свете и формах. Поль Пуаре, знаменитый парижский модельер, был большим любителем русской живописи и русского театрального искусства. Он первый, потрясённый буйством красок в костюмах и фееричностью использованного в декорациях цвета, перенёс на свою новую коллекцию собственные ощущения от увиденного.
Строго говоря, Ар-деко появился ещё до Поля Пуаре, но стилем пользовались в основном для оформления интерьера люди, страстно любящие что-либо необычное. Поль Пуаре первым пере­нёс Ар-деко на одежду, которая сущест­вует в реальной жизни, а не на сцене.
Ар-деко каким-то непостижимым образом сочетает в себе всё, что соче­тать­ся не может. Элементы кон­струк­тивизма, восточный стиль, модерн, абстракционизм, кубизм, классика, в деталях декора: слоновая кость, дерево, бумага, крокодиловая кожа, цветное стекло и металлы и прочая, прочая, прочая... Неискушённому человеку просто невозможно разо­брать­ся в подобном калейдоскопе. Цве­та, присущие стилю Ар-деко, всегда насыщенные, яркие, необычные для повседневного применения: ярко-лимонный, солнечно-оранжевый, насы­щенные зелёный, голубой, синий, все переливы красного — и тоже очень усиленные.
Поль Пуаре сумел создать то, что до него не удавалось или просто никому не приходило в голову, поэтому с 20-ых годов мы носим одежду и украшения нетрадиционных цветов и оттенков. С тех пор прошло много лет, мы привыкли к тому, что носим и чем украшаем себя, но когда-то это было революцией, и пришлась она на 20-е годы 20-го века.
В 1925 году состоялась междуна­родная выставка в Париже, носившая название Exposition Internationale des Arts Decoratifs et Industriels Modernes, где были представлены коллекции в стиле Ар-деко, что позволило стилю получить всестороннее признание. Позже этим стилем заинтересовались в Америке, он прижился в другом полушарии, развил новые черты и стал одним из важнейших направлений в развитии искусства уже 30-ых годов.
На этой выставке присутствовали и коллекции из Советского Союза, созданные нашими модельерами: легендарной Надеждой Ламановой, Верой Мухиной, Александрой Экстер и другими. На волне интереса к Ар-деко, наши работы были приняты очень тепло.
Такими были 20-е годы прошлого столетия.
Какими же были 60-е?
Шестидесятые годы прошлого столе­тия схожи с 20-ми своим стремлением к перемене основных тенденций в моде и утверждением своего «я».
 К этому тоже были свои предпосыл­ки: к тому времени уже был открыт и чудовищно употреблён атом, быстро развивалась наука, произошло освоение космоса, в культуре происходили бурные процессы.
Появилось на свет поколение людей — потомки тех, кто пережил уже две мировые войны, исторически недалеко отстоящих одна от другой, к тому же, шла затяжная война во Вьетнаме. Новое поколение, образованное и мыслящее, не хотело жить ценностями «старших», которые непрерывно воевали. Молодёжь взбунтовалась, она видела своё будущее в мирной жизни, наполненной наукой и искусствами, а не в поклонении золотому тельцу и бесконечному переделу планеты военными средствами.
К 60-ым годам в культуре произо­шли определённые изменения, названные культовыми. Появились книги, которых раньше не писа­ли (Хэмингуей, Ремарк), родилась музыка, какой прежде не было. У молодёжи приоритеты смеща­лись именно в эту сторону, и не удивительно, что кумирами стали писатели и музыканты, а не президенты и политические деятели или кумиры кино. Отторгалось всё, что принадлежало предыдущим поколениям, в том числе и одежда.
Элвис Пресли, Джанет Джоплин, Джимми Моррисон, Мик Джаггер, Джон Леннон и многие другие, вокруг которых группировались молодые люди, играли ритмичную, живую музы­ку, которая как нельзя лучше соответствовала быстрому течению времени и была не похожа на музыку, которую любили родители. Эта музыка была американской и британской, поэтому закономерно, что мода для молодёжи родилась именно в Лондоне, а не в Париже.
Ещё в конце 50-ых годов в Лондоне начали открываться магазины альтернативной молодёжной моды на Кингс Роуд и Карнаби Стрит, в 60-е годы ставшие самыми модными улицами мира.
В 1962 году английский модельер Мэри Квинт представила первую коллекцию вещей длиной мини, получившую название «стиль Лондон» — и в мире появилась первая мини-юбка. Стиль разошёлся по миру молниеносно, пропагандируя, как и в 20-ых, культ молодости.
В 20-ых годах ведущие дома мод в Париже реагировали на внешние вызовы, идя рука об руку со временем. Но позже, когда мир немного успокоился после Второй мировой войны, мода «от кутюр» сосредоточилась на своих основных клиентах, базовых — богатых и не очень молодых. В домах высокой моды одевались известные актрисы, жёны политиков и государственных деятелей, поэтому Лондону сравни­тель­но легко удалось перехватить пальму первенства, будучи флагманом молодёжного движения.
Но вот, в 1964 году Андре Курреж, вдохновлённый полётом в космос Юрия Гагарина в 1961, выпускает коллекцию под названием «Космическая эра». Коллекция вся была изготовлена из чуда промышленной химии 60-ых годов — винила и синтетических тканей. Для показа коллекции кутюрье подбирает специальных манекенщиц, которые подходили бы его представлению о «лунных девушках». Все манекенщицы очень юные, худенькие, со спортивными, узкобёдрыми фигурами.
Головные уборы, похожие на шлемы, серебристые материалы и белые полусапожки из винила на низком каблуке делали манекенщиц похожими на инопланетянок или астронавток. Это была первая коллекция «от кутюр», адресованная молодым — и Париж забрал пальму первенства у британской столицы. Космической темой занялись и другие модельеры: Пако Рабан создаёт свою нашумевшую коллекцию из металла и пластика, а в 1966 году выпускает коллекцию пластиковых аксессуаров и бижутерии; в 64-ом году и Пьер Карден представил новую коллекцию с элементами из металла и пластика, но более всего прижился стиль сарафана от Кардена — короткий, трапециевидный, из трикотажа, кожи или синтетической ткани, с большими проймами. Кардену очень удаются геометрические линии кроя и декора. В 67-ом году он представляет ещё одну коллекцию: платья геометрического кроя с выпуклым узором, дополненные длинными перчатками и сапогами выше колен из лакированной кожи — и это становится самым модным трендом на несколько лет.
Другие дизайнеры работают, создавая одежду в стиле «оп-арт», оптическая иллюзия. В 60-е стано­вит­ся очень популярна абстрактная геометрия в рисунках на тканях, и такие модельеры, как Нина Риччи, Ги Лярош, Оззи Кларк и другие очень успешно разрабатывают это направление.
Ткани и трикотаж с чёрно-белой графикой — клетками, полосками, геометрическими фигурами — получают широкое распространение в массовой моде.
Эмилио Пуччи приобретает в 60-е годы невероятную популярность со своими абстрактными рисунками психоделических расцветок.
В 60-е же авангардист и экспериментатор из США Руди Гернрайх, автор скандального «бикини», создаёт одежду унисекс, одинаково пригодную как для юноши, так и для девушки.
Шестидесятые — это эпоха синтети­ки. Именно тогда были изготовлены такие ткани, как кримплен, нейлон, дедерон, лайкра, полиестер, ткани с люрексом и другие. «Синтетическое» мышление распространилось на всё вокруг, в моде — всё ненатуральное, искусственное. Парики, шиньоны, начёсы, стрижки — только геомет­рические, накладные ресницы, круп­ные украшения из пластмассы, искусственные драгоценности, обувь и аксессуары из полимерных материалов, крупные очки в пластмассовой оправе, минимализм и геометрия в интерьерах — всё стремилось в новый век.
Нельзя обойти вниманием и такое общественное явление в мире, как хиппи. Молодёжь, ратовавшая за бесконфликтный мир, за минимализм потребностей в жизни, осталась в стороне от общего увлечения модными «химическими» течениями. Хиппи наоборот, призывали быть ближе к естеству, пользоваться тем, что даёт нам земля. Они носили хлопковые джинсы и рубашки из натуральных материалов, украшения из ленточек, бисера и шнурочков. Официальная мода обязана хиппи или, как их ещё называли — детям цветов, появлением многих стилей — этно, фолк, унисекс, диффузного стиля, и, разумеется, джинсового, который стал особенно популярен уже в 70-е годы.
Мода 60-ых многогранна, это десяти­летие породило разнообразные стили, но основным направлением всё-таки остаётся яркая цветовая палитра и геометрический силуэт в одежде. В 60-ых утвердились разноплановая бижу­терия, пояса-цепи и пояса-бусы, надеваемые на платья, очки в невероятных оправах, цветные колгот­ки, брюки, брюки-юбки, джинсы (клёш и узкие), цветные джинсы, орнамент пейсли, психоделические расцветки, флуоресцентные цвета в молодёжной моде и пастельные в дамской, трапециевидные пальто-свингеры, блестящие ткани, водолазки, бикини, высокие женские сапоги.
В конце 60-ых впервые в моде были актуальны три длины одновременно — мини, миди, макси.
Такими были пёстрые, бунтарские 60-е, выведшие и узаконившие молодёжную моду в отдельное направление, отличное от общего.
Между двумя периодами — 20-е годы и 60-е — прослеживается схожая тенденция: в оба, по сути революционных для фэшн-процесса десятилетия, мода стремилась повлиять на общественную жизнь, переменить привычные взгляды общества, указать путь вперёд и увести за собой в будущее. Что, как правило, не свойственно модной индустрии, которая является частью нашей жизни и отражает существующую действительность.
Современные дизайнеры, предло­жив­шие нам модные тенденции на теку­­щую осень и зиму, сделали акцент на верхнюю одежду, а именно — на пальто.
Принцип, по которому проектиро­ва­лась одежда для показов в Милане — это принцип Ар-деко: совмещать не­совмещаемое, класси­ка — и авангард, дорогие материалы — и дешёвые, нату­ральное — и синте­тическое. В отделке пальто использованы также все принципы Ар-деко: богатство и роскошь Востока — вышивка, парча, тафта; изысканность Китая — шёлк и скрупулёзность отделки; аутентичность Египта — чёткие, геометрические дета­ли, стремящиеся к плоскости, а не объёму; эксклюзивность Африки — необычные и очень сочные цветовые гаммы.
Обязательным является прямое следование линиям силуэта 20-ых и 60-ых годов, то есть, свободное, мешковатое пальто чуть сужающееся книзу и стиль свингер — не длинное, трапециевидное.
Актуальными остались модные в прошлом сезоне силуэты пальто с покатыми плечами и объёмными рукавами, а также пальто-оверсайз — мешковатые, обширные, как бы на два размера больше, чем нужно.
Предложены также модельерами стилистически интересная модель — пальто-пледы. Это широкое пальто с огромным воротником и лацканами без застёжек.
«Писк» сезона — мех на оторочке пальто или меховое пальто. Пальто может быть не целиком меховое, а иметь детали кроя из меха — одну или несколько, важно, чтобы мех на пальто вообще был.
Дафлкот — заявлен в качестве одного из ведущих трендов. О нём, в общем-то, никогда не забывали, но на предстоящий сезон дафлкот — одно из главных направлений. Он может менять длину, материал, из которого сшит, но если у пальто есть капюшон и застёжка на палочки-петли, то это дафлкот.
Остались в тренде пальто чистого цвета — чёрные и белые, которые позволяют за счёт удачно и грамотно подобранных аксессуаров создать любой стиль любой направленности.
Очень актуальны в предстоящем сезоне пёстрые принты, полоска, рисунки «под ягуара», крупная и мелкая пятнистость, и особенно клетка. Причём, любая — английская, селия, «гусиные лапки», цветная, чёрно-белая — неважно, важна только принадлежность клетки графике.
Выбор в предложенных коллекциях огромен. Как никогда в этом году представляется возможность поиграть со стилями, эпохами, разноплановой модой. Это и трудно, но в то же время, необыкновенно интересно, а главное — не так часто предлагается.
 Будем дерзать?

Филиппова Татьяна
 

<<<к списку